«Ронд польский поставил меня над вами»: что приказывал Калиновский белорусским крестьянам

Сколько повстанческих приказов на белорусском языке написал Константин Калиновский? Научный сотрудник Института российской истории РАН Александр Дюков — специально для Kalinowski.media.

Подпольная деятельность Константина Калиновского окутана огромным количеством мифов, порою – абсолютно абсурдных, но, тем ни менее, активно тиражируемых. Не так давно, например, исследователь В.Ф. Шалькевич (в советское время подвизавшийся в Институте истории партии при ЦК Компартии Белоруссии) заявил, что начиная с июня 1863 г. Калиновский стал переводить повстанческую документацию с польского на белорусский язык. «Он начал проводить политику, которая не нравилась Варшаве. И в этот период документация повстанцев стала вестись на белорусском языке. Конечно, не все. Пришлось переписываться с Варшавой на польском языке. Но введение белорусского языка сильно обеспокоило Варшаву» (Абламейка 2019).

Абсурдность данного утверждения очевидна для любого историка, хотя бы немного занимавшегося историей восстания 1863 г. на территории Литвы и Белоруссии. Вся внутренняя документация повстанцев неизменно велась на родном для них польском языке; все желающие могут убедиться в этом, ознакомившись с наиболее репрезентативной на данный момент подборкой опубликованных повстанческих документов (Калiноўскi 1999: 91-125), а также с хранящимися в отделе рукописей Национальной библиотеке в Варшаве повстанческими документами из личного архива Калиновского (BN. Rps 7827 II).

Немногочисленные повстанческие документы, действительно написанные на белорусском языке, создавались не для внутреннего пользования, а для внешнего – с целью пропаганды среди белорусских крестьян. Некоторые из них обозначались как «приказы» — но были направлены не на нормативное регулирование каких-либо действий, а на достижение пропагандистского эффекта. В историографии эти документы часто обозначаются как «воззвания» (Восстание… 1965: 29; Калиновский 1988: 73).

К настоящему времени нам известны три изданных на белорусском языке (латинским алфавитом) повстанческих «приказа», автором которых выступил К. Калиновский. Один из этих «приказов» общеизвестен и воспроизведен абсолютно во всех посвященных Калиновскому документальных подборках; второй был опубликован лишь в 1999 г. и, как правило, знаком лишь специалистам; третий, изданный в 1965 г., до сих пор не связывался с именем Калиновского – невзирая на абсолютную очевидность авторства.

В настоящей статье мы рассмотрим все три «приказа».

Наиболее известным из трех является документ, озаглавленный как «Приказ польского ронда над всем краем литовским и белорусским к народу земли Литовской и Белорусской» («Prykaz ad Rądu Polskaho nad cełym krajem Litouskim i Biełoruskim da Narodu ziemli Litouskoj i Biełoruskoj»).

Это типографская листовка, напечатанная по-белорусски латинским алфавитом, заверенная печатью с надписью на польском языке «Rząd Narodowy. Wydział wykon. w Prowincyach Litwy» («Национальный Ржонд. Исполнительный отдел в провинциях Литвы»). В конце документа напечатано: «Дано в городе Вильно, в день Святого Варфоломея в лето Господне 1863». Ориентируясь на эту дату, историки первоначально датировали «Приказ…» по католическому дню Св. Варфоломея, 24 августа старого стиля (Смирнов 1950: 22). Однако впоследствии было установлено, что эта листовка распространялась на Гродненщине уже в начале июля 1863 г. и «Приказ…» стали датировать по православному дню Св. Варфоломея, 11 июня старого стиля. Однако и эта дата является ошибочной: дело в том, что печать «Исполнительного отдела» была введена 14 (26) июня 1863 г. (Кісялёў 1999: 279; Восстание… 1965: 31-32). Судя по всему, упоминая день Св. Варфоломея, автор «Приказа…» не фиксировал точную дату его написания, а делал символическую отсылку к знаменитой ночи Св. Варфоломея, подчеркивая радикализм послания.

Данная листовка не является редкой: известны экземпляры, хранящиеся в Национальной библиотеки Беларуси, Литовском государственном историческом архиве, Национальной библиотеке в Варшаве, Национальном историческом архиве Беларуси в Гродно. Все изученные нами экземпляры листовки не имеют разночтений и заверены одной и той же печатью.

Первая научная публикация «Приказа польского ронда…» (на языке оригинала и в русском переводе) состоялась в 1965 г. с пометкой «есть основание полагать, что автором воззвания был К. Калиновский» (Восстание… 1965: 29-31). Впоследствии документ воспроизводился в сборниках, посвященных личности Калиновского в переводе на русский (Калиновский 1988: 73-74), а также в адаптированном виде на белорусском кириллицей (Калiноўскi 1999: 103-105). Интересно, что во всех перечисленных случаях публикаторы воздерживались от вынесения в заголовок оригинального названия листовки: ее именовали «Воззванием виленского повстанческого центра к народам Литвы и Белоруссии» (Восстание… 1965: 29; Калиновский 1988: 73) и «Приказом… к народу земли литовской и белорусской» (Калiноўскi 1999: 103); таким образом, на уровне заголовка убиралось упоминание «польского ронда».

Абсолютно все высказывавшиеся по данному вопросу историки, считают, что авторство «Приказа польского ронда…» принадлежит Калиновскому (Кісялёў 1999: 278-279; Герасiмчык 2018: 189-190); на это указывают очевидные содержательные и текстуальные параллели между «Приказом» и различными выпусками издававшейся Калиновским серией листовок «Мужицкая правда» (см. Табл. 1). Как и в «Мужицкой правде», в «Приказе польского ронда…» говорится о «правдивой / справедливой вольности» и «правдивой / справедливой вере дедов и прадедов». Но наиболее показательным текстуальным совпадением является оборот «дурные, как овечки», присутствующий как в «Приказе», так и в 5-м выпуске «Мужицкой правды». Немаловажным аргументом в пользу авторства Калиновского также является одинаковое полиграфическое исполнение «Приказа польского рода…» и выпущенного одновременно с ним 7-го выпуска «Мужицкой правды» (Герасiмчык 2018: 146).

Табл. 1. Текстуальные параллели «Приказа польского ронда…» и листовок «Мужицкая правда»

«Приказ польского ронда…» «Мужицкая правда»
…dzielo nasze… sprawiedliwoj wolnosći

…budzie sprawiedliwaja wolnosć

…spodziejaliś sprawiedliwoj wolności [№ 7]
…daje wam praudziwuju wolnosć …daj nam praudziwuju wolnosć i wieru [№ 6]
…sprawiedluwuju wieru Dziedou i Pradziedou …sprawiedliwoj unijackoj wiery [№ 6]

… sprawiedliwuju unijackuju wieru [№ 6]

…praudziwoj wiery …praudziwuju wieru Dziedou i Pradziedou [№ 6]
…wy sihodnia durnyje jak awieczki …my byli durnyje i jak hetyje awieczki niczeho nie znali [№ 5]

Следующий из интересующих наш документов имеет лаконичное название «Приказ» («Prykaz»). Это типографская листовка, напечатанная по-белорусски латинским алфавитом, заверенная печатью с надписью на польском языке «Kommis. Rządowy w Wojew. Grodzienskiem» («Правительственный комиссар в Гродненском воеводстве»). Далее мы будем именовать эту листовку «Приказ гродненского комиссара».

Данная листовка известна по экземплярам, сохранившимся в Национальной библиотеке Беларуси и Национальном историческом архиве Беларуси в Гродно. Все эти экземпляры не имеют разночтений и заверены одной и той же печатью; на экземпляре НББ имеется рукописная надпись на польском языке, обещающая наказание тем, кто сорвет листовку и подпись неизвестного повстанческого руководителя.

Краткая аннотация листовки была дана в сборнике документов 1965 г. с указанием на авторство К. Калиновского (Восстание… 1965: 372). Однако публикация документа была осуществлена лишь в 1999 г.  в адаптированном виде на белорусском кириллицей (Калiноўскi 1999: 102-103). Как и составители сборника 1965 г., публикатор документа Г.В. Киселев называл Калиновского автором данного «приказа» (Кісялёў 1999: 277).

Главным аргументом в пользу идентификации Калиновского как автора листовки, вне всякого сомнения, является печать – в период с конца апреля по начало июня 1863 г. должность повстанческого «правительственного комиссара Гродненского воеводства» занимал именно Калиновский. Однако этот аргумент не является единственным; несмотря на небольшой объем, «Приказ» имеет явные содержательные и текстуальные параллели с другими белорусскоязычными текстами Калиновского (см. Табл. 2). Как и в предыдущем случае, дело не ограничивается шаблонными упоминаниями о «справедливой вольности и правде»; использованный в «Приказе» характерный оборот «в москалей переделать» («na maskalou piererabici») находит прямую параллель в 4-м выпуске «Мужицкой правды». Вполне отчетливо и сходство указания на методы распространения листовки в «Приказе» гродненского комиссара и описанном выше «Приказе польского ронда…»

Табл. 2. Текстуальные параллели «Приказа гродненского комиссара», листовок «Мужицкая правда» и «Приказа польского ронда…»

«Приказ гродненского комиссара» «Мужицкая правда», «Приказ польского ронда…»
…sprawiedliwoj wolności i praudy …sprawiedliwoj wolności [№ 7]

…praudziwuju wolnosć i wieru [№ 6]

…była sprawiedliwość i prauda [№ 4]

…pośle zausim na maskalou piererabici …kab ciebie zausim piererabici na maskala [№ 4]
Hety prykaz maje być czytany u każnoj wioscy dla świadomości usich Hety Prykaz maje być czytany u kożnoj cerkwi da u kożnom kościeli, po usich siołach i dworach dla wiedoma usieho narodu [«Приказ польского ронда…»]

Третий из описываемых нами «приказов» имеет название «Ронд национальный польский»; в заключительном абзаце он охарактеризован как «Манифест», именно это название мы и будем использовать в дальнейшем. Это типографская листовка, напечатанная по-белорусски латинским алфавитом, заверенная печатью с надписью на польском языке «Rząd Narodowy. Wydział zarzad. Prowincjami Litwy» («Национальный Ржонд. Отдел, управляющий провинциями Литвы»). Документ датирован 3 мая 1863 г.; по обоснованному предположению историка В.В. Герасимчика, эта дата имеет символический характер и напоминает о принятой в этот день в 1793 г. конституции Речи Посполитой (Герасiмчык 2018: 184). Тем не менее, сомневаться в том, что листовка была напечатана в мае, не приходится: в документах зафиксировано чтение этого «Манифеста» крестьянам 17 мая 1863 г. в Слонимском уезде – то есть, в зоне ответственности комиссара Гродненского воеводства Калиновского (Восстание… 1965: 360-361).

Данный документ известен по экземплярам, хранящимся в Литовском государственном историческом архиве, Национальном государственном историческом архиве Беларуси в Гродно и Национальной библиотеке в Варшаве. Все эти экземпляры не имеют разночтений и заверены одной и той же печатью.

Впервые документ был со значительным числом ошибок опубликован на языке оригинала в 1925 г. (Janulaitis 1925: 224-225); в 1965 г. листовка была опубликован в адекватном виде на языке оригинала и в переводе на русский язык (Восстание… 1965: 20). По непонятным причинам, исследователи не связали «Манифест» с именем Калиновского. Более того, историк В.В. Герасимчик, излагая содержания документа утверждал, что «его отличие от той же «Мужицкой правды» очевидно, например обращением «Вы», «Вашей» по отношению к «мужикам» и «братьям белорусов» (Герасiмчык 2018: 184). Утверждение, мягко говоря, странное, ибо в «Мужицкой правды» обращение «вы» используется регулярно (напр., в 1-м выпуске: «мы вам будем говорить всю правду», «вашей свободы, вашего счастья» и т.д.). Кроме того, текстуальные параллели «Манифеста» и «Мужицкой правды» весьма значительны (см. Табл. 3).

Табл. 3. Текстуальные параллели «Манифеста» и листовок «Мужицкая правда»

 «Манифест» «Мужицкая правда»
…za waszu i swoju swobodu …za swaju i naszu wolnosć [№ 5]
…na swabodu praudziwuju …praudziwuju wolnosć [№ 6]
…perewiarnuli u prawosławje …pierewiernuli jeho na syzmu, na prawosławje [№ 6]
Usie szto pojduć w wojsko Polskoje dajecsa szlachectwo …kali mużyki czasami zachacieli iści na wajnu, tak zaraz… usie wiosku rabili szlachtoj… dawau szlachectwo [№ 5]
Boh wam dopomoże Boh… dapamoże nam [№ 6]

Boh nam dapamoże!!! [№ 3]

Самая значимая текстуальная параллель, однако, – не с «Мужицкой правдой». Фраза «со дня объявления этого Манифеста все равны, все сыны одной Польской Отчизны» эхом откликается в последних словах Калиновского, произнесенных им под виселицей: «Дворян нет, мы все равны» (Калиновский 1988: 188).

Дополнительным аргументом в пользу авторства Калиновского являются типографские особенности листовки, идентичные описанному выше «Приказу гродненского комиссара». Обе листовки печатались в одной типографии, а первый факт использования «Манифеста», как мы уже отмечали, зафиксирован именно в Гродненском воеводстве (Восстание… 1965: 360-361).

Итак, авторству Калиновского принадлежит три белорусскоязычных «приказа» — «Приказ польского ронда…», «Приказ гродненского комиссара» и «Манифест», изданные в мае-июле 1863 г. Что общего у этих листовок (за исключением обширных текстуальных параллелей с «Мужицкой правдой» и общей тематики)? Общее у этих документов – позиционирование автора как представителя повстанческого польского ронда.

В «Приказе польского ронда…» Калиновский обращается к крестьянам, задавая от имени руководства восстанием риторические вопросы («Ронд польский спрашивает вас») и отдавая приказы («Ронд польский… приказывает вам»). В «Манифесте» он опять-таки выступает от лица повстанческого руководства: «Ронд польский этим объявляет всем повсеместно…»). В «Приказе гродненского комиссара» эта позиция выражена еще более ясно и недвусмысленно, Калиновский пишет уже от первого лица: «Ронд польский, поставив меня над вами, требует, чтобы я наблюдал за справедливой вольностью и правдой, и чтобы вы также делали так, как вам от польского ронда будет приказано».

В «Мужицкой правде» Калиновский, прячась под личиной вымышленного персонажа-мужика, наряду со словом «вы» часто использовал слово «мы». В «Приказах» маска Яська из-под Вильно спадает, и Калиновский последовательно отделяет себя от крестьян. Он – руководитель, назначенный рондом польским, и даже используемое в «Манифесте» обращение «братья белорусы» и указание «все равны», — не сокращают эту дистанцию.

Сравнивая тексты «Приказов» с «Мужицкой правдой» можно увидеть последовательное изменение «мы» на «вы» в устойчивых конструкциях. В 6-м выпуске «Мужицкой правды» читаем: «…daj nam praudziwuju wolnosć». В «Приказе польского ронда…» та же фраза изменена: «…daje wam praudziwuju wolnosć». В 5-м выпуске «Мужицкой правды»: «…my byli durnyje i jak hetyje awieczki niczeho nie znali». В «Приказе польского ронда…» аналогичная фраза: «…wy sihodnia durnyje jak awieczki». В 5-м выпуске «Мужицкой правды»: «…za swaju i naszu wolnosć»; в «Манифесте»: «……za waszu i swoju swobodu». В 3-м выпуске «Мужицкой правды»: «Boh nam dapamoże»; в «Манифесте»: «Boh wam dopomoże».

Характеристики, данные крестьянам в «приказах», также заслуживают внимания. «Вы польскому ронду подчиняетесь» («wy do Rądu Polskaho należycie»), пишет Калиновский в «Приказе польского ронда…». «Кто будет с рондом польским, тот получит землю навечно… а кто против польского ронда, тому огонь и виселица», — продолжает Калиновский в «Приказе гродненского комиссара», а в «Манифесте» подчеркивает: крестьяне-белорусы теперь, как и все, – «сыны одной Польской Отчизны».

Недвусмысленность идейного содержания трех белорусскоязычных «приказов» Калиновского объясняет причину, по которой в советское время эти документы старались не рассматривать как единую группу источников. В шаблонный образ «белорусского революционера» они действительно не укладываются.

ИСТОЧНИКИ И МАТЕРИАЛЫ

BN. Rps 7827 II. – Biblioteka Narodowa (Warszawa). Rps 7827 II. Materiały do dziejów powstania styczniowego na Litwie.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Абламейка 2019 – Абламейка С. Дасьледчык Вячаслаў Шалькевіч: «Лістоў з-пад шыбеніцы» было значна больш, чым тры вядомыя сёньня // «Радыё Свабода», 29.11.2019.

Восстание… 1965 — Восстание в Литве и Белоруссии, 1863 — 1864 гг. М., 1965.

Герасімчык 2018 – Герасімчык В. Канстанцін Каліноўскі: асоба і легенда. Гродна, 2018.

Калиновский 1988 – К. Калиновский. Из печатного и рукописного наследия / Сост. Р.П. Платонов (рук.), Н.С. Сташкевич, В.Ф. Шалькевич, А.Н. Гесь. Минск, 1988.

Калiноўскi 1999 – Калiноўскi К. За нашую вольнасць: творы, дакументы / Уклад., парадм., паслясл., камент. Г.В. Кiсялёва. Мінск, 1999.

Кісялёў 1999 – Кісялёў Г.В. Кастусь Калiноўскi, яго час i спадчына // Калiноўскi К. За нашую вольнасць: творы, дакументы / Уклад., парадм., паслясл., камент. Г. Кiсялёва. Мінск, 1999.

Смирнов 1950 — Смирнов А.Ф. Константин Калиновский. Минск, 1950.

Janulaitis 1925 – Janulaitis A. Spausdintieji ir nespausdintieji 1863-64 m. sukilimo raštai // Karo Archyvas. Kaunas, 1925. T. 1.